Навязчивые воспоминания

Оцените материал
(13 голосов)

Посвящается Догорающей Женщине

Коварство зимней поры вышвыривает каждого, разрушая образ настоящего средоточия комфорта. Позабыв об очаге, воображаешь огромную жаровню, которая способна подогреть воды Тихого океана, отсутствие которой унижает, заставляет думать о прошлом. Именно тогда вспоминаешь старый дом, давно сгнивший и нужный лишь эгоистичным родственникам, не задумывающимся о важности разрушенных стен для бывшего ребёнка.

Кажется, прошло много десятков, но чувствуешь запах влажной земли, пропахшей и морковью, и петрушкой, и травой; ощущаешь противоречивую скуку.

Возможно, добро познаётся дома. До сути настоящей боли я добралась именно здесь, в источнике недостающих эмоций. Испытывая громоздящийся за спиной страх, я неосознанно обращалась к вымышленным существам. Фантазия постоянно лишала их умения говорить, потому чувство заброшенности постоянно множилось. 

Недавно, перебирая осколки литературы, снова вспомнила далёкое время. Кажется, тогда, все были глупыми и добрыми, кроме стариков – они получились эгоистичными, совершенно не соображающими, жестокими. 

Страшно уезжать туда, где приятнее говорить об отвращении, потому что разнообразные воспоминания преследуют, словно слепая женщина, неизлечимая и безысходная, но научившаяся ходить.

Эпизод №1. Париж, 30 мая, 2023 год.

– La tour Eiffel* – это не достопримечательность, это полноценное существо, – говорю восторженно. – Помнишь, мы жили в ужасном посёлке, в Запорожье? На полке всегда стояла небольшая башенка, копия работы Гюстава Эйфеля…

Эпизод №2. Прага, 15 августа, 2025 год.

– Невероятно! Сумасшедшее многообразие Пражского зоопарка! В Запорожье, кстати, осталась фотография, на которой запечатлена детская радость – я впервые увидела медведя.

И бесконечно вспоминаешь, и грустишь.

Эпизод №3. Буэнос-Айрес, 15 октября, 2028 год.

Вскоре мы поедем посмотреть на Cementerio de La Recoleta*. Там, увидев кладбищенский кипарис, снова вспомню брошенный посёлок. Во дворе, около дома, также стоял кипарис. Он больше не рос, не выпячивался, подобно другим, он молчаливо ждал. 

Это воспоминание вдохновило – позже узнаем о том, что тёмная листва служила символом печали и траура. Дерево разводят на кладбищах, а ветки сопровождали умерших в гробницах и могилах.

Даже в Аргентине воспоминания не дают успокоиться. Именно тогда представаляешь старый дом, давно сгнивший и нужный лишь эгоистичным родственникам.

Примечания:

La tour Eiffel (фр.) – Эйфелева башня.

Cementerio de La Recoleta (исп.) – Кладбище Реколета. 

Иллюстрация – работа Cecile Perra.

Наталия Гордыбакина

Прочитано 664 раз Последнее изменение Понедельник, 06 Февраль 2017 22:15

Последнее от
Notice: Undefined property: stdClass::$author in /home/myhostzp/nsju.zp.ua/www/templates/vt_magazine/html/com_k2/templates/default/item.php on line 435

Notice: Trying to get property of non-object in /home/myhostzp/nsju.zp.ua/www/templates/vt_magazine/html/com_k2/templates/default/item.php on line 435

Другие материалы в этой категории: « Оранжевый паук Неизвестный публицист »